Warning: Illegal string offset 'name' in /var/www/spb/data/www/spb.brest.by/2z/core.php on line 148

Strict Standards: Declaration of AdsStaticFilter::showStatic() should be compatible with StaticFilter::showStatic($staticID, $SQLstatic, $tvars, $mode) in /var/www/spb/data/www/spb.brest.by/2z/extras/ads/ads.php on line 22

Strict Standards: Only variables should be passed by reference in /var/www/spb/data/www/spb.brest.by/2z/includes/news.php on line 82

Strict Standards: Only variables should be passed by reference in /var/www/spb/data/www/spb.brest.by/2z/includes/news.php on line 154

Strict Standards: Only variables should be passed by reference in /var/www/spb/data/www/spb.brest.by/2z/includes/news.php on line 517
Саюз пісьменнікаў Беларусі | Брэсцкае аддзяленне |Сучасная беларуская літаратура : Крытыка : Сто шан, поэт!
       

Навіны і дзеі

Пра нас

Нашы кнігі-2013

Нашы кнігі-2012

Нашы кнігі-2011

Нашы кнігі-2010

Нашы кнігі-2009

Нашы кнігі-2008

Нашы кнігі-2007 і ранейшыя

Проза

Паэзія

Публіцыстыка

Крытыка

Прэмія Калесніка

Лаўрэаты Прэміі

Конкурс юных аўтараў

Наш фотаальбом

 


 
НОВЫЯ КНІГІ
 

-- --




Лучший телевизор sharp 3d лед в Украине на нашем сайте.
Сто шан, поэт!
Крытыка

или Мера жита - мера слова: жизнь

Валерий Гришковец.



Эту книгу, говорю с полным на то основанием, ждали давно. Пусть и немногие, поскольку истинных ценителей поэзии сегодня стало до обидного мало, но они есть. Немного, но есть. Скажем, автор этих строк – один из них. А то, что автор книги, про которую пойдет речь, поэт настоящий говорит даже то, что он никогда не спешил со своими книгами. Скромность, неумение «пробивать» себя – это тоже, поверьте, свидетельство поэтического таланта. Так, первый свой сборник стихов он издал, когда было ему уже сорок и четверть века, как стихи его печатались, притом, в самых серьезных литературных изданиях республики, и добрых лет двадцать, как многие в Беларуси, в том числе известные стихотворцы и критики считали его поэтом. Речь про Анатоля Шушко и его новую, вторую по счету книгу стихов «Шаны».

Вот что в далеком 1981 году писал, представляя читателю стихи Шушко большой знаток белорусской поэзии и, пожалуй, самый серьезный критик ее Варлен Бечик: «У жнiўнi 1971 года газета «Лiтаратура i мастацтва» надрукавала вершы Анатоля Шушко, семнаццацiгадовага выпускнiка-школьнiка з палескай вёскi Сташаны. Якой важкай i цiкавай творчай заяўкай здалiся вершы гэтага юнака! Былi ў iх i маладая ўсхваляванасць жыццём, i раздумлiвая дапытлiвасць, i назiральнасць, i псiхалагiчная чуйнасць. Праглядвалi даволi выразныя рысы асабiстасцi, уласнага светаадчування. [...] Толькi...». Скажу прямо: оставалось только отнести рукопись своей книги в издательство. Это, я уверен, сделали бы 99 из 100 молодых поэтов. А Шушко не сделал. И, надо сказать, не шибко об этом горюет, хотя жизнь преподнесла ему немало неприятностей. Издай тогда, в конце 70-х – начале 80-х Анатоль Шушко свою первую книгу ему было бы твердо застолблено место в каком-нибудь столичном издательстве или редакции. А так...

Шан -- это мера жита в наших краях. Когда его, жито, ценили не меньше, чем ценили слово. Это нынче хлеб, прости Господи, валяется под ногами, его подфутболивают, полоумно скалясь, мокрогубые подростки, а «красны» девицы в ресторане небрежно берут двумя пальчиками, а то вовсе через салфетку... Правда, теперь подобные хлеб и вовсе игнорируют – как бы не располнеть... Отсюда, скорей всего, и многие сегодняшние наши беды. И, говорю определенно, отсюда сегодняшняя наша глухота к слову вообще и к поэтическому слову в частности. Да и вообще – глухота ко всему живому, даже друг к другу. Впрочем, я отвлекся. Хотя...

Так вот, свою вторую книгу ПОЭЗИИ Анатоль Шушко назвал коротко и ёмко – «Шаны». Филолог по образованию – Шушко в свое время окончил филфак БГУ, белорусское его отделение – поэт по сути своей, глубоко, я сказал бы КОРНЕВО знает белорусскую мову, и тонко, просто филигранно пользуется, если можно так сказать, ей в своем творчестве. Как истинный филолог, он, конечно же, не мог пройти мимо названия своей родной деревни Стошаны -- этимологического и смыслового. И, конечно же, не мог не думать про это, не писать. Отсюда и многие стихи Шушко, отсюда во многом и название книги. На мой взгляд, самое что ни есть точное – как для этой книги, так и для всего его творчества. И вместе с тем – это оценка, которую он сам дал своему творчеству и себе, как поэту. Возможно, а скорее всего, так оно и есть -- совершенно не думая об этом.

Впрочем, об этом говорит во вступительной статье к книге А. Шушко известный белорусский поэт и писатель Виктор Гордей: «Назва кнiгi выбраных вершаў «Шаны» таленавiтага паэта Анатоля Шушко не выклiкае пярэчанняу, хоць добра бачна, што гэты блiскучы наватвор не так ад слова «шанаваць», як лагiчнае пераасэнсаванне назвы вёскi Сташаны Пiнскага раёна, дзе аўтар нарадзiўся у 1954 годзе i, скончыўшы сярэднюю школу, а затым i фiлалагiчны факультэт Белдзяржунiверсiтэта, большую частку жыцця правёў у розных палескiх мясцiнах. Працаваў рабочым i сельскiм настаўнiкам, выкладчыкам беларускай мовы i лiтаратуры ў прафесiйна-тэхнiчным вучылiшчы г. Пiнска. Тут ён, дарэчы, жыве i цяпер».

И не просто живет. Сегодня, пожалуй, нет у нас поэта, кто столько стихов посвятил бы родной «вёске», своим землякам. Эта традиция не нова в белорусской поэзии, но многие «пра родную вёску» писали (и пишут!) вскользь, «абы напiсаць, адзначыцца». Шушко же делает это в полном смысле «ад шчырага сэрца», делает это не только талантливо, не просто талантливо, но вкладывая в слово душу и частицу своего сердца:

Сто шан табе, мой лан, мой кут
З папiнамi ля хаты!
Дзе ж адпачну, калi не тут,
Як птушанё, крылаты.

И далее:

Сто шан табе, сташанскi хлеб!
Стазыкая падзяка!
Ты i сягоння на стале
Ка мне не абыякi.

А третью часть своего стихотворения-триптиха из 100 поэтических строк «Сто шан для Сташан» поэт начинает не менее благодарно, всякий раз усиливая свое искреннее сыновнее отношение, благодаря рефрену, вынесенному и в название стихотворения – ШАНАВАННЯ-ПАДЗЯКI:

Сто шан i вам, браткi мае,
Палешукi-руплiўцы!
Хай усяго для Вас стае
I у садку, й на нiвцы.

«Сто шан» бацькоўскай зямлi, свайму народу, роднай мове Анатоль Шушко, валодаючы псiхалагiчнай дакладнасцю i рэдкай паэтычнай назiральнасцю, выказвае эмацыянальна, вобразна, яркiмi штрыхамi i малюнкамi, у якiх адразу ўгадваецца непаўторны палескi каларыт». Это я снова цитирую статью Виктора Гордея, что предваряет книгу стихов «Шаны». Да, Анатоль Шушко полешук, о чем не раз признавался в своих стихах. Притом, как косвенно, как бы мимоходом, что только лишний раз убеждает нас в этом, так и напрямую – «ад шчырага сэрца». В книге десятки стихотворений, в которых мы находим близкие и дорогие нам имена собственные – Стошаны, Пинск, Беловежская Пуща, Полесье... Но он, поэт, в первую очередь, конечно же, белорус. Притом, белорус до мозга костей. Более того: свою БЕЛОРУССКОСТЬ, «беларускае слоўка» Анатоль Шушко в полном смысле слова впитал с материнским молоком. Его мама Анна Григорьевна Сякерич вскоре после войны приехала со Слутчины в Пинский пединститут, окончив который была направлена в Стошанскую среднюю школу «выкладаць беларускую мову». Здесь в деревне Стошаны она встретила свое семейное счастье, здесь нашла и вечный покой. Хочется думать, что ТАМ ее согревают тихие, пришедшие, как понимаешь из названия стихотворения, «У дзень нараджэння», а потому искренние, идущие из самой глубины слова сына – поэта Анатоля Шушко:


Мой лiпень, медазбор гадоў маiх,
Майго прыходу напамiн прачулы.
Зязюля, не лiчы пацiху iх,
Бо мама пералiку не пачула.
Яшчэ я той, якому толькi жыць,
Яшчэ крычу заузята, беззаганна,
Яшчэ бяды не точаны нажы,
Не ведаю, что мацi клiчуць Ганнай.
Ты не трывож, сiвенькую, яе.
Збалелая мiнулым – аджывае.
Балiць ёй, бо з дарогi я не еў,
Балiць, бо не сустрэла з караваем.
Ты дум яе, узнёслых галубiц,
Не спудзь, прашу. На лёс не наракаю.
Прад мацi прыпадаю долу нiц,
Якi даўно i кожнага чакае.

Или вот это стихотворение, одно из многих посвящений, которое, кстати, так и называется -- «Матулi». Хотя речь в нем далеко не на личные, семенные темы. А хотя, вполне возможно, для поэта и его матери ЭТО было самым, что ни есть, личным, самым важным, самым главным – в судьбе и жизни.

Даюць па пысе,
А я ўсё пруся
Да годнай, роднай –
Да Беларусi.
Да дасканалай,
Да самавiтай,
Да вызначальнай
I сакавiтай,
Каб йена слова мяне люляла:
Кахала,
ведала,
зноў чакала...

В книге «Шаны» собрано немало стихотворений-посвящений. Отцу-фронтовику, родным и близким людям, любимой жене, что весьма символично – Любови, товарищам по литературному цеху, по жизни. На первый взгляд, это даже настораживает, но, вчитавшись, понимаешь, это оправданно. И не только потому, что стихи написаны мастерски. Читая книгу «Шаны», по сути, избранное поэта, невольно понимаешь, что все творчество Шушко – это одно большое ПОСВЯЩЕНИЕ – Родине, родной земле, ее людям, белорусской мове, короче говоря, самому дорогому и близкому, что есть, что только может быть у человека. В данном случае – у поэта Анатоля Шушко. И это воспринимается, не как нечто частное, личное и субъективное, а как монолог, нет, как исповедь – Человека, Поэта. Исповедь перед Родиной, родной землей, природой, матерью... И написанному, точнее – сказанному поэтом веришь, ибо это сделано талантливо, сделано поэтически, мастерски.

Бурштынавая ночы.
Чаромхавыя сны...
Зайздросны лёс дзявочы
У пространi вясны.

Анатоль Шушко одинаково силен во всех поэтических «жанрах», ему подвластны самые замысловатые стихотворные стили, размеры, он нередко находит и выдает на гОра свой собственный стихотворный рисунок, что делает его стихи еще более привлекательными, интересными. Он и лирик, и публицист, не чужды ему балладность, эпичность. Весьма тонко и умело поэт вплетает в ткань стиха народную притчу, пословицу, поговорку. Оттого многие стихи его и сами становятся чем-то вроде притч, полесских бывалиц и небылиц. В книге «Шаны» четыре раздела – «Дома», «I насцеж, i наўсцяж», «А заранiцам спець» и «Дзесяцiладдзi». В принципе, стихи в них, исключая разве что последний раздел, размещены довольно условно. Впрочем, это не так и важно. Куда важнее то, что читая стихи Шушко – одно за другим – постигаешь что-то новое в, казалось бы, давно известном и открытом. Ты как бы исподволь открываешь мир поэта. И когда ты входишь в него, понимаешь, насколько он богат, широк и нов – мир поэта Анатоля Шушко.

Мне гаманiць ВЯСНОВЕЙ
На БЕЛАРУСКАЙ мове.
На матчынай, на КРЭЎНАЙ,
Расiстай, зорнай, спеўнай.
Мне прасвятляе вочы
Душа яе прарочая:
Здаецца, што Айчыну
Нясу я за плячыма,
I гэты груз найважкi
З УСIМ
Зусiм не цяжкi.

Надо сказать, Стошаны известны белорусской литературе не только своим высоко поэтичным названием, что раскрыл читателю поэт Анатоль Шушко, но и тем, что в начале 70-х прошлого столетия в Стошанской школе учительствовал теперь широко известный белорусский поэт и прозаик Микола Купреев. Кстати, он как раз-то и учил будущего поэта. Впрочем, не только одного Шушко – в деревне Стошаны родился и вырос Микола Антоновский – талантливый поэт и журналист, близкий друг Анатоля Шушко. Они, оказывается, и жили по соседству, двор в двор. И дружбу, как и память про своего учителя и старшего товарища Миколу Купреева пронесли и несут через годы. Впрочем, в благодарной памяти Шушко – Владимир Короткевич и Пимен Панченко, Василь Быков и Олег Лойка, Михась Стрельцов и Евгения Янищиц, Иван Рубин и Анатоль Сыс, Виктор Стрыжак и Вячеслав Жыбуль...

Ляцi, мой верш, заўжды да небакраю!
Як ты мяне сабой узгадаваў!
Балесны, крэўнасны,
Табе я раю,
Каб жыў i быў,
Каб верыў, граў и дбаў!
I пачуццём крынiчным наталяўся.
А слова – кветкавала i цвiло!
Каб у любовi толькi свету кляўся.
А зло цiшком у Лету адышло.

Стихи Шушко хочется читать и перечитывать, их можно бесконечно цитировать – до того они метафоричны, образны, точны в описании предмета и при этом немногословны, да что там – стихи поэта, как и подобает настоящей поэзии по-человечески мудры. Предоставим снова слово автору вступительной статьи Виктору Гордею. «Жывапiсную па малюнку i багатую на трапныя дэталi паэзiю Анатоля Шушко, хоць i друкаваўся ён да крыўднага мала, не адзiн раз згадвалi Уладзiмiр Калеснiк, Алесь Марцiновіч, Алесь Бельскi, а самыя першыя, яшчэ са школьнай лаўкi ягоныя вершы заўважыў i шчыра падтрымаў у артыкуле «Набыццё вышынi» выдатны беларускi крытык i лiтаратуразнавец Варлен Бечык».

От себя добавлю: книгой «Шаны» Анатоль Шушко поставил себя в один ряд с лучшими поэтами Брестчины – Миколой Засимом, Михасем Рудковским, Миколой Купреевым, Ниной Мацяш... Думаю, каждый из этих поэтов достойно дополняет (и украшает!) всю национальную поэзию Беларуси. Как и лучшие стихи Анатоля Шушко. Впрочем, он давно, с первых своих публикаций в этом ПАЧЭСНЫМ ряду, просто выход книги «Шаны» как бы узаконил это, подтвердил документально, что ли. Так что теперь и ему можно с полным на то основанием сказать: «Сто шан табе, паэт!».

«Нёман", №1, 2013г
(19 февраля 2013)  

 Добавление комментария:
 
Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)

теги форматирования

добавить смайлы
 
 
 
АСАБІСТАЕ
   
 
Copyright © 2007-2008 Саюз пісьменнікаў Беларусі | Брэсцкае аддзяленне |Сучасная беларуская літаратура  
БЕЛАРУСКАЯ ПЭЗІЯ БЕЛАРУСКАЯ ПРОЗА